Ранним утром, слегка продрав глаза, мы наблюдали утреннюю, шестичасовую гимнастику сайгонских обитателей из окна хошиминского такси. Было не понятно, как они могут делать это в такую рань. Под шуршание мыслей, мы добрались на вокзал. До Фантхьета отправились поездом, самым первым классом, где в качестве привилегий, нам выдали влажные салфетки и бутылочки с водой.

 

Как оказалось, такое только в первом классе встречается. А за окном плыли дивные пейзажи с кустами каланхоэ, которые как оказалось потом – вовсе не каланхоэ, а драгон фрукт. Окутанные лампочками от ночных мотыльков заросли драгон фрукта, с маленьким домиком посреди плантации казались пейзажем пустынных американских прерий. Ковбоев в шляпах, со шпорами и на лошадях созерцать не пришлось. Через часа три, забыв великолепный, но слегка подостывший барбекю на верхней полке багажного отделения, мы выбрались на жаркую и душную землю Фантхьета.

 

Фото Фантхьета и лежащего Будды:

 

Море со тихонаплывающими волнами развлекало нас пару дней. Мы повидали многое – Муйне с красными и белыми дюнами, местный и как показалось единственный супермаркет CoopMarket, соседний отель с полями для гольфа, сильно заросшее озеро с лотосами, а под конец пребывания решили отметиться на горе Таку, посетив лежащего Будду. 

 

Дорога до Будды испытывает тебя на прочность – сначала получасовой поездкой по достаточно жаркому климату, где по пути тебя постоянно сопровождают заросли драгон фрукта (смею заметить что Фантхьет – столица драгон фруктов, их тут миллионы), затем передвижением на маленьком прогулочном карте по парку и под занавес – самый настоящий фуникулер. С него открываются потрясающие виды на подножье горы, даже уши закладывает. Чем выше в гору — тем более влажным ощущался воздух. А после фуникулера поджидала еще добрая сотня обыкновенных ступенек, так что легким путь не показался. За каждым поворотом очередной полоски ступенек, скрывались сюрпризы – то три белоснежных статуи Будды с лотосами в руках, то чисто буддистские пагоды, то порталы с надписями на вьетнамском. Здесь нашелся маленький храм, собранный из подручных строительных средств, куда можно проникнуть, если только тихо и разуться перед этим.

 

В награду долгого пути, на верху, нас ждал Будда. Сначала он явил нам пальцы своих ног, но чем выше мы шли, тем шире становился обзор. Он спал, точнее, находился в нирване. Сомкнутые в спокойствии глаза сделали его лицо умиротворенным. Я прикоснулась к части его каменного одеяния и замерла. Такого умиротворения я нигде не ощущала. Мне правда на миг вспомнилось, что я тоже Будда, но потом об этом благополучно забыла. Люди приходящие сюда приносили подношения, складывая в узелки на дереве, и благовония, туристы же доставляли лишь фотоаппараты и свои тела, чтобы запечатлеться на фоне Будды, хоть делать это, по всем понятиям, не стоит.

 

Обратный путь был не менее тернист. Только начав спуск, за первым же поворотом, мы обнаружили толпу маленьких хвостатых террористов. Это были не коты и не собаки, а очень хитрые и проницательные три обезьянки. Несмотря на небольшие размеры, они подвергли группу туристов настоящему шоку. Преградив путь, они явно ждали откуп. У кого-то нашлась баночка колы, кто-то расчехлил недавно купленную конфету, я же принялась быстро фотографировать непрошенных. Надо заметить, обезьяны вели себя как профессиональные модели – сидели застыв в одной позе, потом неспешно меняли ракурсы, одним словом дали себя запечатлеть, а потом и вовсе скрылись. Считаю, что это было благословение Будды.

 

Спустившись с гор, мы вернулись в отель, где я благополучно забыла свою любимую кепку и отправились дальше — в Вунгтау.